Сеть Глобального
Договора в Беларуси
Присоединиться

COVID19 и бизнес Беларуси: исследование BEROC

03 Мая 2021

Первая волна пандемии COVID19 стала шоком для экономик практически всех стран мира. Немногие компании закладывали подобный риск, поэтому на первых порах не знали, как сохранить контроль над ситуацией. Как бизнес Беларуси переживал влияние пандемии и как на нее реагировал, читайте и смотрите в нашем очередном материале рубрики “Важно знать”: публикуем текстовую и видео версию выступления Родиона Морозова, старшего научного сотрудника Центра экономических исследований BEROC, во время онлайн-семинара “Местный бизнес в условиях COVID19”.

Справочно о проекте “Важно знать”

Сеть Глобального Договора в Беларуси проводит большую работу по направлениям, связанным с внедрением в бизнес-практики 10 универсальных принципов Глобального Договора и достижением Целей устойчивого развития. Несмотря на наличие в интернете большого объема самой разной информации, мы, тем не менее, совместно с ведущими экспертами будем отдельно освещать наиболее актуальные темы и знакомить вас с ними на нашем сайте. 

Читайте также:

Due diligence в сфере прав человека: теория, практические советы и реальные кейсы

26% пенсионеров Беларуси хотят работать: эксперт о том, как обстоят дела с трудоустройством пожилых людей в стране

Пожилые сотрудники и выгода для компании: как обстоят дела с трудоустройством пожилых людей в России

Выживают наиболее гибкие и конкурентоспособные

При проведении исследования эксперты из BEROC исходили из следующих базовых положений:

1. Малые и средние предприятия являются наиболее гибкими, они быстрее реагируют на сигналы, которые им посылает внешняя среда, например, ситуация в мировой экономике или на общественно-политические события в стране;

2. В кризис выживают наиболее конкурентоспособные, наиболее готовые к инновациям и открытые новому бизнесы. Работает так называемый эффект качества предпринимательства  когда в условиях кризиса на рынке остаются наиболее эффективные предприниматели и предприятия, а наименее эффективные и низкорентабельные разными путями выбывают с рынка. Это, в свою очередь, освобождает место и позволяет войти на рынок стартапам с новыми бизнес-моделями и новыми подходами к ведению бизнеса.

"Весной мы достаточно много обсуждали, что должно сделать государство в условиях кризиса, который стал глобальным из-за пандемии, чтобы поддержать малый/средний бизнес в этих условиях. Мотивация государства должна состоять в том, чтобы не допустить роста безработицы и падения заработной платы, потому что это может приводить к определенной социальной дестабилизации и падению уровня жизни населения", - добавил спикер.

Что такое кругооборот доходов

В условиях экономического кризиса в Беларуси 2015-2016 годов частный сектор гораздо быстрее и глубже ощутил падение экономики по сравнению с государственным сектором, который правительство Беларуси привыкло поддерживать. В то же время в период восстановительного роста частный сектор стал фактически нанимателем последней инстанции - то есть темп роста занятости именно в частном секторе значительно превысил темп роста занятости в госсекторе где этот показатель по-прежнему оставался отрицательным. 

"Малый/средний бизнес глубже и быстрее погружается в кризисы, но и выходить  из них начинает раньше, быстрее даёт результат, необходимый экономике в целом", - подчеркнул Родион Морозов.

Говоря о кризисе, с которым столкнулся бизнес в 2020 году, можно обратиться к концепции кругооборота доходов. 

Кругооборот доходов

На первом этапе во многих странах, в том числе Беларуси, произошло снижение потребления из-за самоизоляции - в нашем случае из-за карантина в России и странах Европы. Параллельно с этим произошла остановка деятельности многих предприятий из-за эпидемии: многие бизнесы тем или иным образом приостанавливали активность, офисную работу, прием посетителей.

На следующем этапе начал происходить разрыв цепочек поставок: один бизнес не работал и не мог поставлять комплектующие материалы другому бизнесу. То же самое касается и экспорта/импорта. Вследствие таких приостановок и простоев наблюдалось падение выручки и повышался риск банкротства для бизнеса. 

Все вышеперечисленное влекло за собой снижение зарплаты, занятости, неспособность бизнеса платить по своим обязательствам - что напрямую влияло и на финансовый сектор. 

В конечном итоге все это повлияло на домохозяйства, которые в условиях самоизоляции снижали потребление. Так как домохозяйства потеряли в доходах, у части из них могла возникнуть неспособность платить по кредитам и снижать нормы сбережений.  

Так выглядит картина кругооборота доходов и того, как кризис, вызванный пандемией, влиял на бизнес и население. 

"Очевидно, перед государством стоял вопрос, где разорвать этот порочный круг. Путь, по которому пошли большинство развитых стран, - разрыв этого круга через оказание поддержки бизнесу, чтобы в дальнейшем проблемы бизнеса не перекидывались на экономику в целом, на домохозяйства, на финансовый сектор и по цепочке не сказывались на налоговых поступлениях. То есть это та концепция, которую мы пытались донести весной, обосновывая необходимость масштабной поддержки бизнеса со стороны государства", - обратил внимание Родион Морозов.

Он добавил, что в Беларуси государство пошло по пути поддержки только государственных предприятий.

"Таким образом, в исследовании BEROC была поставлена цель изучения того, как отразилась поддержка государственных предприятий на самочувствии бизнеса в условиях пандемии. Насколько кредитование госпредприятий позволило сохранить платежеспособность, а также спрос на товары и услуги малого и среднего бизнеса", - отметил спикер. 

Как бизнес Беларуси реагировал на первую волну COVID19

Первый, самый предсказуемый и самый очевидный вариант реакции малого и среднего бизнеса на кризис - приостановка деятельности или ликвидация предприятия. 

Второй вариант - ориентация на снижение расходов через сокращение количества сотрудников и заработной платы - так как это основная статья расходов малых и средних предприятий. Сюда же относится вариант замораживания бизнеса на тот период, пока кризис не сменится этапом восстановительного роста.

Третий вариант, на который должно было бы ориентировать государство бизнес - увеличение дохода посредством инноваций (продуктовых, процессных, маркетинговых), диверсификации продуктов, выхода на новые рынки; возможные изменения в бизнес-модели. 

"Очевидно, что третье направление наиболее перспективно как для бизнеса, так и для государства с точки зрения поддержания социальной стабильности и формирования бюджета", - заключил эксперт.

Исследование, проведенное Центр экономических исследований BEROC, состояло из 5 этапов - с апреля по ноябрь 2020 года, каждый раз опрашивали от 100 до 400 субъектов малого и среднего бизнеса. Выборка формировалась таким образом, чтобы в ней были представлены все отрасли и все регионы.

 Исследование Beroc

Несмотря на то, что в Беларуси не было каких-либо серьезных ограничений и карантинных мер, а по статистике не сократилась занятость и денежные доходы в реальном выражении выросли, тем не менее, малый и средний бизнес ощутил падение спроса на внутреннем рынке.

Исследование Beroc

"Население само для себя выстраивало стратегию поведения, многие жители по собственной инициативе изолировалось. В результате снижался спрос на многие товары и услуги - особенно это касается контактных услуг, а также товаров, которые не связаны с обеспечением жизнедеятельности", - прокомментировал Родион Морозов.

Проблема, которая подчеркивалась бизнесом из месяца в месяц, - нестабильность национальной валюты. После девальвации в марте 2020 и сложной ситуации с курсом рубля в августе, ноябре 2020, этот вопрос продолжал волновать белорусский малый и средний бизнес - даже при том, что деятельность многих предприятий не связана с внешнеэкономическими отношениями. 

Начиная с апреля с определенными пиками в мае и сентябре возникает проблема выполнения партнерами своих обязательств и наблюдается тенденция роста дебиторской задолженности. "Это тот самый узел неплатежей, в который часто включены государственные предприятия и который является проблемой для малого и среднего бизнеса", - пояснил спикер. 

Он также обратил внимание, что малый/средний бизнес начал испытывать проблемы с ликвидностью, которые в том числе были связаны с закрытием доступа к банковским кредитам.

Что делал бизнес в этой ситуации? Есть позитивные сигналы о том, что бизнес уже меньше сокращал сотрудников, реже отправлял их в неоплачиваемый отпуск или сокращал заработную плату - это во многом говорит о том, что компании смогли максимально сократить излишки трудовых ресурсов во время первой волны, а ко второй подошли с оптимальной организационной структурой - то есть что-то оптимизировать, адаптировать не было возможности или необходимости. 

Если говорить о каких-то наиболее распространенных мерах, которые предпринимали компании во время кризиса, то это оптимизация прочих расходов: прежде всего речь идет о коммунальных платежах, сокращении арендуемых площадей, расходов на канцелярию, мероприятия.

Как отразилась пандемия на показателях работы бизнеса

По данным опросов BEROC, компании столкнулись с падением выручки: в апреле на это указала почти половина опрошенных, в мае - более половины. При этом в мае у очень многих выручка снизилась практически на 50%. Этот процент позже постепенно уменьшался. Здесь важно учитывать значение высокой базы: то есть если у бизнеса выручка в первые месяцы сократилась значительно, то в последующем месяце процентное сокращение, естественно, стало меньшим. К примеру, если смотреть июнь-июль, где говорят, что у четверти компаний выручка сократилась более чем на 20%, - очевидно, что фактически к этой цифре нужно добавить падения апреля и марта.

Исследование Beroc

В летние месяцы бизнес по-прежнему сокращал расходы на оплату труда, но делал это медленнее, то же касается и сокращения численности персонала.

Сферы деятельности, где бизнес потерял больше всего выручки

У таких сфер, как творчество, спорт, развлечения, отдых, образование основные потери выручки попали на весну в пик первой волны пандемии. Уже летом, к осени падение выручки с учетом сезонных факторов замедлилось.

Осенью проблемы начали возникать проблемы у тех сфер, которые не сильно пострадали в первую волну - это профессионально-техническая деятельность, информация, связь.

Значительный удар пришелся на предприятия из сфер ресторанного, отельного бизнеса, образования и транспорта. При этом многие так и не смогли адаптироваться к новым условиям и ограничительным мерам, а также к новому поведению сограждан. Частично адаптироваться смогли представители сфер информации и связи, профессионально-технической деятельности и промышленности - 18% малых и средних предприятий из этой сферы отметили, что пытаются искать какие-то инновационные бизнес-модели. Это еще раз подчеркивает то, что наш бизнес уже привык к кризисам и, так или иначе, находит возможности для того, чтобы адаптироваться к сложным условиям и существовать в них.

Что стало с предприятиями, у которых не было “подушки безопасности”

В апреле 2020 специалисты BEROC спрашивали у малого/среднего бизнеса, насколько у него хватит собственной "подушки безопасности" если со стороны государства не будет предпринято каких-то мер по поддержке бизнеса в условиях пандемии. "И в июле мы проследили, что происходило с этими предприятиями живы ли они, что с ними произошло. То есть прошло три месяца, мы спрашивали у тех предприятий, которые отвечали, что подушки безопасности хватит меньше чем на два месяца. И в итоге получилось, что все кто говорил, что, вероятно, без господдержки не сможет выжить – так или иначе выжили", - сказал Родион Морозов.

На вопрос, что помогло выжить в этих условиях в отсутствии господдержки, бизнес отвечал, что удалось найти новых клиентов, новые рынки, перестроить работу, найти новые ниши. 

"Это такой позитивный сценарий, который для себя нашел белорусский бизнес - еще раз подчеркну, наученный предыдущими кризисами", - обратил внимание представитель BEROC. 

Как бизнес оценивал ситуацию с COVID19

 C 2015 по 2019 годы доля бизнеса, который бы оценивал свое положение как плохое, падал, однако уже в мае 2020 года практически 40% бизнеса отмечали, что положение плохое или скорее плохое. Ситуация в некоторой степени улучшилась в сентябре.

Кроме того, в сложившейся обстановке инвестиции в развитие бизнеса были практически полностью приостановлены. Если еще в январе 2020 года практически половина бизнеса была нацелена на то, чтобы каким-то образом расширяться, то в мае и сентябре таких компаний было около 10% от опрошенных - что, по словам Родиона Морозова, самая большая яма за 5 лет. 

Исследование Beroc

Какие риски закладывали компании Беларуси в ноябре 2020 года на будущее

В проведенном исследовании, были вопросы, касающиеся ожиданий бизнеса от будущего. В ноябре 2020 года бизнес боялся повторного ухудшения эпидемиологической ситуации. 

 "Несмотря на статистику, которая говорила о том, что доходы населения даже в реальном выражении растут, бизнес по-прежнему боялся того, что доходы могут падать", - констатировал Родион Морозов.

Опрошенные компании также выражали обеспокоенность по поводу макроэкономической нестабильности, связанной с процентными ставками и курсами валют. Кроме того, после августа 2020 года представители компаний были обеспокоены тем, что изменится государственная политика по отношению к бизнесу. 

Также практически 60% компаний боялись нарастания противостояния в обществе и геополитической нестабильности. 

Что делает бизнес, чтобы минимизировать риски

В топе планов бизнеса на 2021 год преобладали позитивные направления, такие как поиск новых форматов деятельности, инновации, запуск новых продуктов, выход на новые экспортные рынки, повышение эффективности бизнес-процессов, обучение/переобучение сотрудников. Все эти возможные направления развития указывали опрошенные компании в ноябре 2020.

"Для нас всех это хороший сигнал, демонстрирующий, что бизнес не потерял надежду, хотя и более нацелен на выживание, чем на развитие. Компании планировали продолжать работать, а не сокращать персонал, ликвидироваться или даже релоцироваться", - подчеркнул Родион Морозов.

Исследование BerocЛетом, после того как первая волна COVID19 пошла на спад, у бизнеса спрашивали, что изменится для него после завершения пандемии, большинство компаний ответили, что ничего не изменится, 16% затруднились с ответом. 

Выводы

Урок, который извлек из первых волн пандемии беларусский бизнес - необходимость "подушки безопасности". "Для себя и в целом мы интерпретируем это так, что где-то даже в ущерб текущей объективности, бизнес будет делать ставку на определенную устойчивость, которая должна быть обеспечена этой самой подушкой безопасности, которая будет формироваться на будущее", - резюмировал Родион Морозов. Второй урок для большинства компаний заключался в понимании того, что интернет и онлайн-каналы становятся основными в продажах и взаимодействии с клиентами.