Сеть Глобального
Договора в Беларуси
Присоединиться

Due diligence в сфере прав человека: теория, практические советы и реальные кейсы

23 Марта 2021

Due diligence (или должная осмотрительность) компании в сфере прав человека — это меры, предпринимаемые компанией для определения любых рисков, связанных с прямым или косвенным нарушением прав человека в связи с ее деятельностью, и осуществление всех возможных действий по предотвращению и/или минимизации таких рисков. В этом материале мы расскажем об основных аспектах процедуры Due diligence в сфере прав человека и как их учитывать в своей бизнес деятельности.

Справочно о проекте “Важно знать”

Сеть Глобального Договора в Беларуси проводит большую работу по направлениям, связанным с внедрением в бизнес практики 10 универсальных принципов Глобального Договора и достижением Целей устойчивого развития. Несмотря на наличие в интернете большого объёма самой разной информации, мы тем не менее, совместно с нашими экспертами будем отдельно освещать наиболее актуальные темы и знакомить вас с ними на нашем сайте. Предлагаем вам первый такой материал, посвященный процедуре Due diligence в сфере прав человека.

Спикер: Екатерина Дейкало, кандидат юридических наук, доцент 

Тема: Due diligence в сфере прав человека. Говорим о том, как зарабатывать деньги, не нарушая права человека и повышая тем самым устойчивость и успешность бизнеса.

Видео выступления: доступно на нашем канале на YouTube по ссылке.

Что такое Due diligence в сфере прав человека

Как встроить права человека в повестку компании - это центральный вопрос темы бизнеса и прав человека. Прменение Due diligence в сфере прав человека лучше всего иллюстрируется приницпом "Know and show" (“Знать и показать”), который закреплён в стандарте: «Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека: осуществление рамок Организации Объединенных Наций в отношении «защиты, соблюдения и средств правовой защиты» (далее по тексту Стандарт). 

Технология внедрения прав человека в повестку компании состоит из трех элементов:

  1. Принятие политики по правам человека - то есть декларирования приверженности компании этим ценностям;
  2. Запуска постоянного процесса Due diligence, связанного с мониторингом и оценкой любых рисков, связанных с прямым или косвенным нарушением прав человека; 
  3. Создание внутрикорпоративных средств правовой защиты, которые, наряду с законами, должны составлять единую систему эффективного доступа к средствам правовой защиты человека-жертвы нарушений.

В этой конструкции Due diligence является основополагающим, придающим устойчивость элементом. Бизнес не просто должен быть осведомлен о том, что права человека есть у работников компании и её клиентов, а также у людей, которые живут в том районе, где работает предприятие, но он должен также постоянно показывать своими действиями, что он отвечает на вызовы, связанные с нарушеним этих прав. Простое принятие политик и даже учреждение внутрикорпоративных средств правовой защиты сами по себе, как единоразовые мероприятия, не придают устойчивости процессу внедрения прав человека в повестку компании.

Понятие Due diligence для беларусского общества не очень знакомо. Как правило, у нас Due diligence понимается в узком специальном значении - как внешний аудит компании, но основное его значение в любой правовой системе - и в международном праве, и в национальных правовых системах европейских государств и США – заключается в том, что Due diligence является стандартом поведения субъекта, который понимает, что ему необходимо принимать все возможные, разумные, в этой ситуации, меры для того, чтобы не совершить правонарушение. 

Буквальный перевод Due diligence с английского - это “должное старание”. Due diligence - это когда ты постоянно стараешься не нарушить закон. Due diligence используется в законодательных документах не только в сфере прав человека в бизнесе, но и других сферах, например, в экологии. 

due dilligence

Как снизить риски нарушения прав человека в компании?

Для этого необходимо выполнить четыре шага. 

Во-первых, провести оценку рисков нарушения прав человека компанией. Простым вопросом этот шаг можно обозначить как “Что мы можем сделать не так?” или “Что мы делаем не так?”. Оценка рисков, конечно, очень зависит и от сферы деятельности компании, и от места, где компания ведет свою деятельность, и от размера компании и вообще, от многих факторов, в том числе внезапно появившихся чрезвычайных ситуаций (таких как COVID или политические события в Беларуси  в 2020-2021 гг.). Все эти факторы безусловно влияют на итоговую оценку рисков. 

Во-вторых, оценка рисков не должна остаться на бумаге или где-то в недрах отдела КСО, а должна быть интегрирована в бизнес-процессы. На  первом этапе риски могут быть  выявлены в очень разных сферах - ведь, как уже упоминалось, речь может идти как о правах работников, так и правах клиентов или представителей местного сообщества.

В зависимости от сферы возможных рисков компания разрабатывает комплекс мер, направленных на то, чтобы не допустить возможные нарушения. При этом определяются сотрудники, ответственные за избежание нарушений прав человека компанией, а также планируются возможные варианты действий по исправлению ситуации если, несмотря на предпринятые меры, избежать нарушений не удалось. Но, конечно, Due diligence не может быть ответственностью одного сотрудника. Эта процедура должна быть внедрена во все бизнес-процессы компании, на неё должны планироваться и выделяться финансовые ресурсы в бюджете компании и о ней должен быть осведомлен топ-менеджмент. Конечно, такой подход являеся вызовом для многих беларусских компаний, но всегда важно понимать, к чему нужно стремиться если хочешь стать компанией-лидером и не только на национальном, но и на мировом уровне.

В-третьих, это мониторинг эффективности  предпринимаемых мер. Безусловно, что измеряемо, то управляемо. Важно понимать, правильно ли вы разработали комплекс мер – насколько они действительно помогают исправить или не допустить нарушений прав человека. И для этого нужно мониторить их эффективность. 

В-четвертых, это публичная отчетность - нефинансовая отчетность, частью которой является блок о мерах, предпринимаемых в контексте Due diligence в сфере прав человека. В настоящее время наблюдается тенденция в сфере нефинансовой отчетности ко все большему раскрытию всевозможных компонентов - в том числе и цепочек поставок и ответственных практик бизнеса.

due dilligence

 А теперь подробнее: что включает в себя оценка рисков

Оценка рисков - самая важная стадия. От того, насколько правильно выявлены риски, зависит эффективность всего процесса. Здесь важно понимать, что бизнес может сделать не так в сфере прав человека – что такое неблагоприятное воздействие на права человека и где вообще искать эти риски. 

Когда мы говорим о нарушении бизнесом прав человека или о неблагоприятных воздействиях на права человека, то понимаем под этим факт или ситуацию, когда коммерческая деятельность компании лишает человека возможности либо не позволяет человеку в полной мере реализовывать свои права. При этом мы говорим о всех правах, а не только о трудовых правах или только об отношениях с работником. Мы говорим вообще о всем комплексе тех прав, которые международным стандартом закреплены по крайней мере двумя пактами и Всеобщей декларацией прав человека. 

Какие бывают формы нарушения бизнесом прав человека

Можно выделить три формы нарушения бизнесом прав человека.  

Во-первых, бизнес может нарушать права человека прямо. То есть, когда конкретно его деятельность препятствует реализации или не дает в полной мере реализовать какое-то право человека. Это самый частый случай.

Во-вторых, бизнес может косвенно участвовать в нарушении прав человека, когда сам по себе он не делает ничего плохого, но он помогает, участвует в действиях третьей стороны, которая нарушает права человека. Есть две основные формы такого косвенного участия - это либо финансовая поддержка, в том числе и спонсорство нарушителей, либо это способствование облегчению или созданию условий для нарушения прав человека. Очень важно здесь понимать, что третьей стороной может быть не только другой бизнес, это может быть и государство. В мировой практике большая доля косвенных нарушений касается ситуаций, когда бизнес помогает государству нарушать права человека. 

В-третьих, бизнес может нарушать права человека через цепь поставок. В отличие от косвенного нарушения, когда мы говорим о цепи поставок, бизнес сам не нарушает, а просто оперирует в рамках своей деятельности, но в  цепи создания продукта есть субъект, один из бизнес партнеров, который нарушает. Подобное молчаливое согласие с такими нарушениями, не реагирование на это приравнивается к попустительству. Стандарт налагает обязательство реагировать на это. 

Примеры прямых нарушений прав человека

Если мы говорим о прямом нарушении, то основной мерой, которая должна предприниматься, если такое нарушение есть, это прекращение и принесение извинений - как минимум. Средства правовой защиты Стандарта понимаются очень широко. Извинения тоже принимаются, как средства правовой защиты. 

Очень показателен в данном случае дискриминационный маркетинг, который является в Беларуси бичом, одной из центральных тем в нарушении бизнесом прав человека. 

Вот примеры из практики зарубежных бизнесов о прямых нарушениях прав человека: известный скандал 2018 года с H&M и чуть менее известный скандал с Baskin Robbins. 

Кейс H&M связан с ситуацией, когда они рекламировали худи с надписью “Самая лучшая обезьянка в джунглях”. Худи надели на черного мальчика-афроамериканца, – это было квалифицировано как дискриминация и вызвало огромную бурю негодования как со стороны клиентов, так и со стороны гражданского общества. 

H&M это стоило очень дорого, например, в Южной Африке разгромили их магазины. И после этого H&M убрал эту дискриминирующую рекламу и извинился. После всего этого скандала, который длился долго и дорого стоил компании, H&M учредил позицию в компании, которая звучит как “специалист по разнообразию и инклюзивности”.

У Baskin Robbins также была реклама, после которой бренд обвинили в сексизме и объективации. Компания рекламировала мороженое, но центральным звеном рекламы  была девочка-подросток, накрашенная и одетая как взрослая. И хотя ситуация была менее однозначной, чем с H&M, и, возможно, в Baskin Robbins не считали, что это какая-то неправильная реклама,  но бренд тоже извинился,  и убрал эту рекламу из открытого доступа. 

https://theblueprint.ru/news/6266

Фото: https://theblueprint.ru/news/6266

Есть и примеры из Беларуси - в 2017 году была выпущена очень сексистская реклама с объективацией для воды “Славная”. Первая реакция учредителя компании заключалась в том, что каждый судит о рекламе в меру своей распущенности, а компания же имеет в виду исключительно воду. Это высказываение было негативно воспринять публикой. В идеале - первейшая мера бизнеса в таких случаях – это прекращение рекламы и извинения, потому что иногда извинения помогают купировать конфликт и не допустить дальнейшего его разгорания. В большинстве случаев извинение снимает по крайней мере половину конфликта и является показателем зрелой корпоративной культуры, зрелости бизнеса - извиниться вполне естественно, если вы допустили ошибку. На самом деле все могут ошибиться, но важно то, как вы реагируете, что вы делаете, чтобы минимизировать ущерб от этого.

Очень показательным является случай с беларусской компанией-перевозчиком – такси “Киттакс”. Данный случай дошёл до суда - общество защиты  прав потребителей судилось с этой компанией.  Речь шла о том, что компания завысила цены примерно в 8 раз по сравнению со средними рыночными. Хозяин компании говорил, что есть свободное рыночное регулирование и он устанавливает такие цены, которые хочет. Кроме того, эти цены были размещены на видимом пасажиру месте. Вопрос был в следующем: компанию обвиняли в том, что они неправомерно устанавливали цены. В итоге суд не признал, что была нарушена политика ценообразования, но признал что было допущено нарушение принципа добросовестности и разумности в гражданских правоотношениях.  

Когда мы садимся в такси, мы привыкли топределённому порядку цен: плюс-минус 2/3/5 рублей – но не в 8 раз умножить. Поэтому если у вас цена умножена в восемь раз, то, пожалуйста, уведомляйте дополнительно и говорите: “обратите внимание – вы сели в такси, но у нас цены в 8 раз выше. Если Вы готовы платить 50 рублей за 5 километров, то мы поедем”. В конце концов может кто-то и готов, это его право, но он должен быть об этом добросовестно уведомлен. Суд признал в этом нарушение. Хотя хозяин компании утверждал, что они повесили табличку и этого достаточно, но на самом деле это не так. Это очень хороший пример, когда действуют разумные меры защиты прав потребителей в конкретной ситуации. 

Есть и позитивные примеры: беларусская клининговая компания Чистый кит” в контексте COVID19 делала email-рассылку со ссылкой на рекомендации ВОЗ. Компания уведомляла клиентов о том, что она приостанавливает проведение маркетинговых акций направленных на повышение спроса на свои услуги. Таким образом, компания хотела минимизировать нежелательные во время пандемии персональные контакты. Также компания изменила политику отмену заказов, сделав эту опцию бесплатной. 

due dilligence

Что делать, когда бизнес вынуждают нарушать права человека

Бизнес должен уважать право на свободу выражения мнения и политическую позицию. Ситуация, когда кто-либо, в том числе и государство требует от бизнеса нарушать чьи-либо права недопустима. Иногда как, например, как в случае с косвенным нарушением  - ограничением доступа к интернету со стороны мобильных операторов “A1”, “МТС”, “Life”, причиной этого нарушения является требование уполномоченных государственных органов. В этом случае, вероятно, не сделать этого вообще, отказавшись выполнять официальное распоряжение государственных органов, было невозможно, так как  это было бы равносильно смерти бизнеса. 

Тем не менее, когда если в компанию приходит рекомендация о проведении “профилактических бесед”, которые, очевидно, будут нарушить права сотрудников, то в ответ можно послать запрос о том, как компании не нарушить Конституцию и Трудовой Кодекс, во время проведения таких бесед с работником. Таким образом, необходимо постараться сделать всё, что возможно в рамках сложившейся ситуации, для того, чтобы не допустить нарушения прав человека. 

Что касается косвенного нарушения, то действия различных мобильных оператовро -  “A1”, “МТС”, “Life” – это тоже хороший пример разного поведения. У всех этих операторов государство просило отключать связь, все операторы это сделали, но “A1” в отличие от “МТС” и “Life”, во-первых, сообщил своим клиентам причину отключения, и, во-вторых, предложил компенсацию. В данном случае мы понимаем, что, вероятно, компания не могла поступить иначе. Разумное и должное старание заключается в том, что оператор А1 хотя бы честно говорит, почему он это делает.  Более того, он компенсировал эти дни без интернета. 

В контексте косвенного нарушения в цепи поставок основным рычагом является давление с помощью партнерства. Пример Yara и Беларуськалия - это яркий пример Due diligence в цепи поставок. Конечно, все в подобной схеме зависит от того, кто из вас кому больше нужен: вы дорожите больше этим партнерством или партнер дорожит больше партнерством с вами. В этом случае, конечно, партнерство с глобальным бизнесом и нахождение в цепи его поставок играет хорошую роль, потому что бизнес привносит свои рамки для поставщиков. 

Зарубежные кейсы: блокировка аккаунта Трампа в Twitter, иск НГО против Facebook

На примере блокировки аккаунта Дональда Трампа мы понимаем, что если социальное медиа не блокирует этот аккаунт, то оно позволяет использовать себя как средство распространения информации, призывов к социальной розни, насилию. Именно поэтому Twitter прямо сослался на свою политику, когда аргументировал блокировку аккаунта Трампа. 

Другой зарубежный пример в сфере косвенного нарушения прав человека -   разбирательство от имени физических лиц и 5 американских НГО в суде с Facebook. Иск был подан из-за того, что настройки Facebook позволяли тем рекламодателям, кто давал объявления о съеме жилья, а также тем, кто предоставлял в аренду жилье и объявления о работе, выставлять фильтры, которые не допускали того, чтобы это объявление просматривали определенные люди. 

Например, представители национальных меньшинств, женщины, люди более пожилого возраста. Это было признано дискриминацией и в данном случае от “Facebook” потребовали убрать подобные фильтры. Данный пример также иллюстрирует  косвенное нарушение, так как компания “Facebook” косвенно способствовала нарушению прав человека. То есть сам "Facebook" по сути не дискриминировал никого, но факт того, что можно было это сделать и те люди, которые давали объявления  пользовались этим указывает на дискриминацию. В итоге “Facebook” заплатил 5 миллионов долларов компенсации и обязался создать отдельную платформу для объявлений, на которой невозможно тэгировать и невозможно фильтровать по всем признакам дискриминации, которые запрещены американским анти–дискриминационным законодательством. 

Наконец, беларусский кейс - пример поведения беларусских кофеен и ресторанов во время протестов. Если собственник/администратор осознает происходящее и закрывает дверь перед человеком, который спасается от произвольного преследования - это также является примером косвенного нарушения прав человека. Если человек спасается в кафе от насилия, которое ему очевидно угрожает, а сотрудники кафе закрывают перед ним дверь, то это является косвенным нарушеним прав человека. 

due dilligence

Вместо резюме: о регуляции Due diligence 

Изначально предполагалось, что компаненты Due diligenceэто полностью отдается на откуп рыночному регулированию и саморегуляции Тем не менее в последние годы наблюдается волна законодательного регулирования данной сферы в Европе. Возможно, в будущем подобные практики появятся и в Беларуси.   

Руководство "Бизнес и права человека: руководство для бизнеса, государства и гражданского общества" можно скачать по данной ссылке.

Ещё одно руководство на эту тему: "Зачем бизнесу права человека: выгоды для компании" можно скачать здесь.